На первую

ВС отменил акты о взыскании страховщиком с арбитражного управляющего 10 млн рублей

В рамках банкротства ООО «УКЖХ Индустриального района Барнаула» суд по заявлению АО «Барнаульская генерация» (одного из кредиторов) взыскал с конкурсного управляющего должника Михаила Олейника 11,7 млн рублей убытков. Затем «Барнаульская генерация» взыскала 10 млн рублей со страховой компании «Арсеналъ», в которой была застрахована ответственность АУ. В свою очередь, СК «Арсеналъ» взыскала в суде в порядке регресса 10 млн рублей с самого Михаила Олейника. По итогам рассмотрения жалобы АУ, который настаивает на отсутствии вины в причинении убытков кредитору, Верховный суд отменил акты нижестоящих судов и отказался удовлетворять иск СК «Арсеналъ» в полном объеме (дело А40-81332/2022).

Фабула

В 2018 году суд признал ООО «УКЖХ Индустриального района Барнаула» банкротом по упрощенной процедуре ликвидируемого должника. Конкурсным управляющим был назначен Михаил Олейник, ответственность которого была застрахована в ООО СК «Арсеналъ».

В 2019 году суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, взыскал с Олейника в пользу АО «Барнаульская генерация» убытки в размере 11,7 млн рублей, причиненные в результате осуществления им деятельности в качестве арбитражного управляющего в деле о банкротстве ООО «УКЖХ Индустриального района Барнаула».

https://probankrotstvo.ru/©

По факту причинения убытков незаконными действиями конкурсного управляющего АО «Барнаульская генерация» обратилось к страховщику с заявлением и претензией о выплате страхового возмещения в размере 10 млн рублей. ООО СК «Арсеналъ» платить деньги добровольно отказалось, поэтому АО «Барнаульская генерация» обратилось в суд, который удовлетворил иск (апелляция оставила в силе).

Исполнив решение суда, ООО СК «Арсеналъ» обратилось в суд в порядке регресса с иском к Михаилу Олейнику о возмещении 10 млн рублей страхового возмещения.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил исковые требования. После чего Михаил Олейник пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

По мнению суда первой инстанции, умышленный характер действий Олейника установлен определением Арбитражного суда Алтайского края от 10.06.2019 по делу № А03-7608/2017, имеющим преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела.

В частности установлено, что деньги, поступавшие ООО «УКЖХ Индустриального района Барнаула» от населения на оплату коммунальных услуг, имели целевой характер, не предназначались должнику и не подлежали включению в конкурсную массу. КУ осознавал противоправный характер своих действий, так как АО «Барнаульская генерация» проинформировало его о целевом характере денежных средств и о необходимости соблюдения особого режима их распределения, установленного постановлением Правительства РФ от 28.03.2012 № 253 «О требованиях к осуществлению расчетов за ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг».

Поэтому у страховщика применительно к пункту 9 статьи 24.1 закона о банкротстве возникло право регресса к арбитражному управляющему в размере выплаченного страхового возмещения по договору страхования.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с решением суда первой инстанции.

Что думает заявитель

Суды в нарушение требований статей 168–170 АПК РФ не выполнили процессуальную обязанность по обоснованию мотивов вынесенных судебных актов и выводов об обстоятельствах дела с учетом тех доводов, которые были заявлены КУ в судебном разбирательстве. При этом суды не указали в оспариваемых судебных актах мотивы, по которым они отклонили его доводы об отсутствии оснований для удовлетворения иска страховщика.

Со ссылкой на пункт 21 Обзора судебной практики Верховного суда № 5 (2017) Михаил Олейник указал, что один лишь факт нарушения управляющим положений законодательства о банкротстве не является достаточным основанием для удовлетворения регрессного требования страховщика. Необходимо установить умышленный характер действий управляющего, повлекших убытки, направленность этих действий на извлечение им собственной выгоды. Согласно статье 65 АПК РФ бремя доказывания такого умысла страхователя лежит на страховщике.

По мнению АУ, его вина в причинении убытков АО «Барнаульская генерация» имеет форму грубой неосторожности, так как она обусловлена изменением судебной практики о том, являются ли вменяемые арбитражному управляющему действия законными.

Олейник считает, что действовал в интересах кредиторов ООО «УКЖХ Индустриального района Барнаула», поскольку за счет полученных от населения денег он удовлетворил требования всех кредиторов, а не только названной ресурсоснабжающей организации. 

Что решил Верховный суд

Судья ВС Ю.Г. Иваненко счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Представитель Михаила Олейника отметила, что должник, арбитражным управляющим которого был ее подзащитный, являлся руководителем компании, которая управляла достаточно большим количеством домов в Барнауле.

— Оплата жильцами домов коммунальных услуг проводилась через два юридических лица. И пока должник не был признан банкротом, деньги между ресурсонабжающими организациями и должником распределяли эти операторы. Когда конкурсное производство было введено, все деньги стали поступать в конкурсную массу и конкурсный управляющий посчитал возможным исключать из конкурсной массы те деньги, которые один из кредиторов посчитал своими. Когда рассматривался спор о взыскании убытков с арбитражного управляющего, форма вины не рассматривалась. Указание суда на то, что конкурсный управляющий не обратил внимание на мнение кредитора, является доказательством рассмотрения формы вины в том споре. Форма вины вообще не являлась предметом доказывания по данному спору и в деле о взыскании убытков вообще не исследовалась. В тоже время мы считаем, что форма вины является формой неосторожности, — указала юрист.

Представитель Олейника обратила внимание, что природа коммунальных платежей является «достаточно узкой специализацией нормы права».

— Природа данных платежей в деле о банкротстве законодательством о банкротстве не определена и в вину конкурсному управляющему фактически было вменено то, что он не следил за судебной практикой. Единственное постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа в качестве судебной практики приводилось, на которое конкурсный управляющий должен был сослаться. Соответственно, АС Западно-Сибирского округа по этому поводу ничего не говорил. Через 4 месяца после того, как арбитражный управляющий был признан виновным в причинении кредиторам убытков, федеральный суд как раз того самого округа, где рассматривалось дело о банкротстве, согласился с позицией арбитражного управляющего о том, что все деньги, которые поступают в конкурсную массу, должны делиться между всеми кредиторами. Если бы конкурсный управляющий за счет данных денег получил какую-то личную выгоду, можно было бы говорить о каком-то умысле. В данном случае конкурсный управляющий от того, что распределил деньги между всеми кредиторами, ничего не получил, — подчеркнула юрист.

Представитель СК «Арсеналъ» попросила в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

— В первую очередь хотелось бы обратить внимание на доводы кассатора в части личной выгоды арбитражного управляющего. Норма пункта 9 статьи 24.1 закона о банкротстве не предусматривает личную выгоду как единственное обязательное условие для возникновения у страховщика регресса. Даже само изложение этой нормы указывает два отдельных самостоятельных условия: наличие личной выгоды и незаконных каких-то получений АУ является безусловным основанием для регресса, но также и в качестве отдельного условия выделяется умышленное нарушение законодательства о банкротстве. В связи с чем в любом случае не обоснована позиция о том, что у страховщика возникает право регресса только в случае личной выгоды арбитражного управляющего, — отметила юрист.

https://probankrotstvo.ru/©

Первая публикация: 14.09.2023 17:26 , Обновление: 27.10.2023 09:52